f
а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я
На главную
Найти Именной указатель Адресный указатель ?
Поиск ведется по наименованиям и текстам статей
 
Наименование

ОЛЬГИНСКИЙ ДЕТСКИЙ ПРИЮТ ТРУДОЛЮБИЯ

Текст

С 1901 группа петербургских дам на собранные в зимний сезон средства устраивала в дачных местах Финляндии летние дачи-колонии для бедных и больных девочек 6–12 лет с целью поправить здоровье детей и дать им основные начала грамоты.

Осенью 1903 одна из организаторов, Зинаида Дмитриевна Масловская, наняла две комнаты в доме дешевых квартир, куда и были помещены 10 недостаточно окрепших девочек. К концу зимы 1903–1904 их количество возросло до 18. З. Д. Масловская выработала устав Попечительного общества об Ольгинском детском приюте трудолюбия, находящегося в ведении Попечительства о домах трудолюбия и работных домах, который был утвержден 24 мая 1904. Члены общества подразделялись на почетных; действительных, вносящих не менее 5 руб. ежегодно или не менее 100 руб. единовременно; и на соревнователей, вносивших не менее 1 руб. 6 сентября 1904 состоялось первое Общее собрание членов Попечительного общества о приюте, на котором председателем правления была избрана З. Д. Масловская (она же стала бессменной заведующей приютом), товарищем председателя – Алиса Александровна Парланд. Действительных членов насчитывалось 42, а к 1 сентября 1905 – 130, из них 3 пожизненных.

По утвержденному уставу в приют принимались девочки без различия вероисповедания в возрасте от 8 лет до 15 лет, однако на практике опекались дети с трехлетнего возраста. Летом 1904 была открыта дача в Новой Кирке на 36 девочек (традиция выезда летом за город не прерывалась и позднее). На осень была нанята квартира на 6-й Рождественской (ныне – 6-й Советской) ул., 6, где в первый год находилось 30 девочек от 3 до 16 лет. Осенью 1905 приют переехал на 6-ю Рождественскую ул., 5. Были составлены разновозрастные «семьи» по 7–8 человек, в которых «домашние дела» улаживались между собой, под руководством старшей девочки; более же сложные вопросы доводились до сведения всей общины в присутствии и при непосредственном участии заведующей. Принципы семейной атмосферы, взаимопомощи (были случаи, когда дети, уже принятые в приют, просили взять ту или иную девочку за счет части собственного содержания) сохранялись и в дальнейшем. Для занятий было создано 3 группы: младшая, из девочек 3–7 лет, с которыми ежедневно занимались слушательницы Фребелевских курсов; средняя, из которой часть посещала городские школы, а остальные учились в приюте; старшие девочки посещали различные курсы. По воскресным дням организовывались поездки за город, походы в театр и народный дом, в музей и на выставки; позднее организовывались экскурсии в Москву, Ревель (Таллинн), Гельсингфорс (Хельсинки) и др.

Главным принципом руководства приюта при скромном содержании был отказ от экономии на образовании и подготовка воспитанниц к реальной жизни. На старших и отчасти средних девочках лежали все хозяйственно-обиходные заботы, поскольку прислуга в приют принципиально не нанималась. Все девочки старшего и среднего возрастов работали в мастерской по шитью платьев и в белошвейной. К 1905 в мастерских могли выполнять довольно сложные заказы, с 1909 периодически девочки работали в свою пользу; многие выпускницы приюта оставались работать в мастерских на жаловании. Некоторые благотворительные учреждения просили определить воспитанниц на места заведующих приютами и мастерскими, преподавательниц домоводства и т.д.

В марте 1908 председатель 2-го убежища Московско-Нарвского отдела Общества попечения о бедных и больных детях, Е. Ф. Турау, пригласил Масловскую занять место начальницы убежища и реорганизовать его по образцу Ольгинского приюта. При этом Ольгинскому приюту предоставлялось бесплатное помещение в двухэтажном деревянном здании убежища (22-я линия, 11; на месте здания в нач. 1960-х возвели пятиэтажный корпус). После переезда туда в мае 1908 семейный характер приюта был распространен и на это убежище.

15 мая 1910 по инициативе воспитанниц на общем собрании был утвержден проект разработанного ими устава «Детского союза взаимопомощи», целью которого было снабжать одеждой детей Ольгинского приюта и нуждающихся детей, обратившихся за помощью. Совершеннолетние члены вносили в год 1 руб. и одну вещь из одежды, старую или новую, несовершеннолетние – 50 коп. в год и одну вещь. Делами заведовал Комитет, в состав которого входили все девочки и выбранные из них 3 секретаря, 3 казначея и руководительницы, выбранные из действительных членов большинством голосов девочек приюта.

В декабре 1912 приют переехал в квартиру в доме на Большом пр. В.О., 65, а осенью 1913 – в квартиру на 18-й линии, 19-в. На Рождество в Куоккала была организована детская колония; семейство Пуни и И. Е. Репин устроили детям елки. Позднее приют посещала дочь Репина Наталья. В январе 1914 приют получил 15 000 руб. от Д. В. Высоцкого, из которых 5 000 руб. пошло на оборудование и содержании мастерской-школы.

С началом I Мировой войны Попечительство для охраны материнства и младенчества ассигновало обществу 300 руб. единовременно и 150 руб. ежемесячно для открытия приюта на 15 девочек 3-7 лет из детей запасных воинов. Новый приют был открыт в середине сентября 1914 в том же доме 19-в по 18-й линии. Теперь воспитанницы в основном шили на нужды войны и работали для обеспечения нового приюта, причем в работах принимали участие и бывшие воспитанницы. Благодаря ежемесячной субсидии Вегетарианского общества в 100 руб. здесь же была устроена столовая для детей запасных, где получали полное дневное довольствие 20 девочек, остававшихся затем на день в детском саду и школе Ольгинского приюта.

После 1918, по некоторым сведениям, приют несколько лет неофициально работал в частной квартире на 11-й линии, 14, где проживала и З. Д. Масловская.


А. Н. Андреева

Источник