f
а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я
На главную
Найти Именной указатель Адресный указатель ?
Поиск ведется по наименованиям и текстам статей
 
Наименование

МАРИИНСКИЙ ПРИЮТ ДЛЯ АМПУТИРОВАННЫХ И УВЕЧНЫХ ВОИНОВ

Текст

Учрежден 8 марта 1883 приказом по Военному ведомству. Император Александр III присвоил приюту наименование Мариинского в честь покойной матери императрицы Марии Александровны, которой и принадлежала идея его создания. Был устроен и содержался в значительной мере на частные благотворительные пожертвования.

Впервые вопрос об организации протезирования инвалидов войн был поднят в печати в 1866 хирургом Ю. К. Шимановским. Во время Русско-турецкой войны 1877–1878 участь раненых, лишившихся конечностей, особенно взволновала общество. Так, по сведениям Главного военно-медицинского управления в 1879 было 1600 ампутированных, нуждающихся в протезах. В 1877 для содействия задуманному учреждению по инициативе гр. С. А. Бобринской (ее сын скончался от полученных ран в 24 года) в столице был создан Дамский попечительский комитет для снабжения увечных воинских нижних чинов искусственными конечностями на благотворительных началах. Комитету удалось в короткий срок за счет частных пожертвований, лотерей и благотворительных балов собрать 150 000 рублей на организацию приюта. По этому случаю в следующем году Бобринская была награждена знаком отличия Красного Креста 1-й степени и орденом Св. Екатерины.

Открытый спустя пять лет приют разместился в двухэтажном каменном доме на Б. Сампсониевском пр., 3, принадлежавшем Клиническому военному госпиталю. В Положении, утвержденном императором Александром III, указывалось, что «приют состоит под Высочайшим покровительством Государыни Императрицы <…> для приспособления нуждающимся ампутированным и увечным воинам искусственных конечностей и всякого рода протезов, аппаратов и других механизмов, а также для исходатайствования следующих им по закону пенсий и пособий». Деятельность приюта регулировалась начальством Санкт-Петербургского военного округа, Главным управлением Российского общества Красного Креста, Дамским попечительным комитетом и Почетным попечителем.

Увечные воины прибывали в приют как на казенный счет (попечением Александровского комитета о раненых), так и на средства Дамского попечительского комитета и Российского общества Красного Креста. Не менее двух раз в месяц в приюте под председательством Почетного попечителя собиралась Комиссия по снабжению протезами военных и гражданских чинов Военного ведомства, которые имели право на казенное финансирование; членами Комиссии были врачи приюта и представители от Главного военно-медицинского (военно-санитарного) управления. Комиссия рассматривала документы на право снабжения протезами, распределяла заказы на протезы и принимала изготовленные протезы.

В 1901 после военной кампании в Китае приток увечных усилился. Раненых размещали по эвакуационным лазаретам Российского общества Красного Креста. Почетный попечитель ген.-адъютант Н. Н. Обручев добился от Александровского комитета, денежной субсидии в 150 000 рублей на строительство собственного здания приюта и выделения земли. В 1902 приют переехал в новое хорошо оборудованное каменное здание на Б. Сампсониевском пр., 11, построенное по проекту строителя клиник Военно-медицинской академии военного инженера А. М. Вишнякова. Здание было рассчитано на 75 коек для содержания инвалидов в течение срока изготовления протезов. На участке был небольшой сад, баня, кухня, мастерские. Призреваемые числились, как все больные военнослужащие, на военной службе в т. н. «слабосильных командах». С 1902, согласно приказу по Военному ведомству, внутри помещения они носили особую форму одежды. Обучение пользованию протезом продолжалось не менее 3 недель. Лекарства и медикаменты отпускались из аптеки Клинического военного госпиталя. В случае серьезных заболеваний больные переводились на лечение в Клинический или Николаевский военные госпитали. Призреваемым оказывалась юридическую помощь, связанная, в частности, с назначением пенсий и пособий. Вскоре после окончания Русско-японской войны (1905) во дворе главного здания приюта построили второе трехэтажное здание.

В начале 1900-х в приюте ежегодно протезировалось 100 инвалидов и выдавалось до 250 протезов, во время Русско-японской войны было протезировано почти 1000 человек и выдано свыше 3 000 протезов. Все нуждающиеся в протезной помощи не могли вместиться в здания приюта, поэтому их размещали в Клиническом госпитале (150–200 коек), в Эвакуационном лазарете на Фонтанке (60 коек), в здравницах на станции Териоки (ныне Зеленогорск) и в Гатчине (120 коек). В 1911 расходы по содержанию приюта (без стоимости протезов и пособий) составили более 29 000 рублей; на продовольствие было израсходовано более 7 500 рублей; на дорогу отбывающим на родину выдано более 2 500 рублей.

С началом I Мировой войны число коек в приюте было увеличено до 500 за счет временно приспособленных помещений. Большинство увечных получало протезы непосредственно в госпиталях, сроки пребывания в приюте сократились до 1 месяца, а сроки испытания протезов – до 1 недели.

Приют возглавлял и осуществлял планомерное протезирование инвалидов войн со всей России. Современники расценивали его как исключительно полезное учреждение, приносящее пользу тысячам людей, возвращая их вновь к полезной деятельности. По образцу этого заведения были созданы аналогичные в Москве, Киеве, Саратове, Харькове, Ростове-на-Дону. В числе деятелей, активно помогавших заведению, были гр. Н. А. Бобринская (урожд. Половцова), кнг. М. А. Оболенская, М. А. Обручева, ген.-лейтенант А. Ф. Павлов, т. с. Ф. С. Энкгоф. Старшим врачом приюта был военный хирург А. А. Волков.

В 1918 приют был передан из Военного ведомства в Народный комиссариат призрения и в 1919 стал называться Петроградским институтом по снабжению увечных граждан протезно-ортопедическими изделиями, а позднее – Ленинградским институтом протезирования. Под руководством проф. Г. А. Альбрехта институт стал научным и методическим центром, непосредственно руководящим практической постановкой протезирования и готовящим для него медицинских и технических работников; в 1999 вошел в состав Санкт-Петербургского научно-практического центра медико-социальной экспертизы, протезирования и реабилитации инвалидов им. Г. А. Альбрехта.


Е. И. Жерихина

Источник